Рассказы,истории

Поиск

Реклама

Крепостное право большевиков

( Проголосуй первым! ) 

8391356 e4331523Хотя СССР гордо именовался «государством рабочих и крестьян», эти две категории были отнюдь не равны в правах. Долгое время сельские жители оставались «гражданами второго сорта», не имея права на получение главного документа, удостоверяющего личность — паспорта


Слова поэта Владимира Маяковского о «краснокожей паспортине», которую он с гордостью доставал «из широких штанин», можно назвать символом СССР. Однако в момент написания этих патетических строк, никаких паспортов у граждан молодой державы не было. Похвастаться этим документом могли только выезжающие за рубеж дипломаты. Простые смертные заветное удостоверение личности получили лишь в 1932 году. А большая часть страны — крестьяне — и вовсе оставались «букашками без бумажки» вплоть до середины 1970-х годов.

Средство борьбы с кулаками

Справедливости ради стоит заметить, что в России привычной нам сегодня паспортной системы до XX века не существовало вовсе. В допетровские времена была некая «дорожная грамота» для выезжающих за пределы Родины. При Петре I ее заменили «проезжей грамотой», получить которую могли только лица мужского пола. Женщина вписывалась в паспорт супруга.
Вплоть до 1917 года паспорта в России, не были массовым документом. Их роль сводилась, скорее, к характеристике, которая удостоверяла благонравность и законопослушность человека, покинувшего место жительства.
После революции большевики за введение паспортной системы взялись не сразу. В течение первых 15 лет этот вопрос попросту не рассматривался. И лишь в 1932 году ЦИК и Совнарком СССР приняли постановление «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописке паспортов». И то первые документы стали выдавать только жителям крупных городов — Москвы, Ленинграда, Киева.
Как гласило постановление правительства, паспортизацию затеяли ради «очистки этих населенных мест от укрывающихся кулацких, уголовных и иных антиобщественных элементов».
Уже к 1937 году Наркомат внутренних дел (НКВД) отчитался перед Совнаркомом о проделанной работе. В документе говорилось, что в пределах 100-километровой зоны вокруг Москвы, Ленинграда и 50-километровой зоны вокруг Киева и Харькова паспорта выданы всем, кто имеет на них право. Остальные «нежелательные элементы» были вынуждены покинуть насиженные места. Только за первые четыре месяца 1933 года из Москвы и Ленинграда выселили более 700 тысяч человек.

0 2cfb4 593c4330 XL


Опыт оценили положительно, и в последующие предвоенные годы паспорта получили и другие жители малых и больших городов Страны Советов. А вот обитатели сел и деревень вынуждены были еще долго жить без главного документа гражданина.

Аграрии на цепи

Советский паспорт тех времен был документом особым. Его обладатель хоть и получал некоторые гражданские права, однако лишался всяческой приватности. В паспорте указывались не только фамилия, имя, отчество, но и национальность, прописка, семейное положение, дети… Даже социальный статус — рабочий, служащий, учащийся, пенсионер, иждивенец.
Большая советская энциклопедия давала такое объяснение подобной «прозрачности»:
«Советское законодательство, в отличие от буржуазного, никогда не вуалировало классовую сущность своей паспортной системы, пользуясь последней в соответствии с условиями классовой борьбы и с задачами диктатуры рабочего класса на разных этапах строительства социализма».
В 1940 году в советский паспорт внесли еще одну строчку — место работы.

Отсутствие паспорта означало, что человек не может самовольно сменить род деятельности и уж тем более место жительства. Нарушителей паспортного режима ожидали суровые меры, вплоть до тюремного заключения.
Получить справку на выезд для работы в городе без согласия правления колхоза было абсолютно невозможно. Да и срок действия драгоценной «увольнительной», выпрошенной у местного руководителя, составлял не более 30 дней. Так что крестьяне, как и во времена крепостного права, оказались намертво привязанными к родным очагам. С тех пор аббревиатуру ВКП (б) (Всесоюзная коммунистическая партия большевиков) в народе стали расшифровывать как «второе крепостное право большевиков».

Недосягаемый документ

3902abf003da09dc5b3613c2042Желая повидать мир за околицей родной деревни, крестьяне вербовались на любые тяжелые работы: лесозаготовки, разработку торфа, строительство в отдаленных северных районах. Правда, паспорт завербованному выдавался лишь на срок действия договора — максимум на год, после чего вырвавшийся на свободу крестьянин должен был вернуться в колхоз. Поэтому многие всеми правдами и неправдами старались продлить договор, а там и перейти в разряд постоянных работников предприятия.
Еще одной лазейкой для получения паспорта была ранняя отправка детей на учебу в фабрично-заводские училища и техникумы. В колхоз добровольно-принудительно записывали всех живущих на его территории, начиная с шестнадцати лет. И фокус заключался в том, чтобы подросток поступил учиться в 14–15 лет, а уже в городе получил паспорт.

Однако самым надежным средством избавления от колхозной кабалы многие годы оставалась служба в армии. Отдав Родине патриотический долг, сельские парни толпами шли на заводы, стройки, в милицию, оставались на сверхсрочную службу… лишь бы не возвращаться домой, в колхоз. Причем родители их всячески в этом поддерживали.
После смерти Иосифа Сталина крестьяне с надеждой ждали послабления. Но любящий крестьянство Хрущев не сделал для изменения паспортного режима на селе ровным счетом ничего.
Только с возникновением острого дефицита рабочих рук на крупных предприятиях в жизни беспаспортных граждан наметились перемены. В 1956 году Хрущев все-таки вынужден был отменить уголовную ответственность за самовольный уход с работы. А на следующий год он смягчил условия выезда колхозников за пределы села. По замыслу советского лидера, все желающие, вне зависимости от происхождения, могли получить паспорт и поехать поднимать целину, возрождать промышленность, покорять тайгу.
Огни больших и малых городов со страшной силой манили советскую молодежь. Там, в отличие от деревень, бурлила жизнь: можно было строить карьеру, получить хорошее образование и относительную свободу передвижения. За четыре последних года хрущевского правления из деревень в города ушло семь миллионов человек.
Приход к власти Брежнева не принес особых перемен. Стране по-прежнему требовалось много дешевого хлеба, а получать его иначе, как эксплуатируя крестьян, давно уже разучились. Именно поэтому в 1967 году предложение первого заместителя Председателя Совмина СССР и главного ответственного за сельское хозяйство Дмитрия Полянского о выдаче паспортов крестьянам первыми лицами страны было встречено в штыки. Вопрос возник снова два года спустя, в 1969 году, причем поднял его министр внутренних дел СССР Николай Щелоков, понявший необходимость организации точного поголовного учета всех граждан страны. Однако Председатель Президиума Верховного Совета СССР Николай Подгорный выступил резко против. Вопрос паспортизации колхозников снова повис в воздухе.

Колхозник — тоже человек!

Лишь в 1973 году дело сдвинулось с мертвой точки. Щелоков вновь направил в Политбюро записку о необходимости изменения паспортной системы, которую поддержали все руководители КГБ, прокуратуры и органов юстиции. Вот цитата из отзыва отдела административных органов ЦК КПСС:
«По мнению МВД СССР, назрела необходимость по-новому решить ряд вопросов паспортной системы в стране.
В частности, предлагается паспортизировать не только городское, но и все сельское население, которое в настоящее время паспортов не имеет. Это касается 62,6 миллиона жителей сельской местности в возрасте старше 16 лет, что составляет 36 процентов к численности всего населения такого возраста. Предполагается, что паспортизация сельских жителей улучшит организацию учета населения и будет способствовать более успешному выявлению антиобщественных элементов. Вместе с тем следует иметь в виду, что осуществление этого мероприятия может повлиять в отдельных местностях на процессы миграции сельского населения в города».
Совмин СССР постановил, что с января 1976 года в стране должна начаться поголовная паспортизация. Впервые в истории государства рабочих и крестьян последних уравняли в гражданских правах с первыми. Еще одна новация — паспорта перестали выдавать на определенный срок, они стали постоянными.

Оставьте свой комментарий

0 Ограничение символов
Размер текста должен быть больше 30 символов
правилами и условиями.

Люди, участвующие в этой беседе

  • Гость (Мирослава)

    Прямая ссылка

    Мои родители работали на колхозе. Конечно, это гораздо более поздние времена, чем описано в статье. Но эта тема мне очень близка и хочу сказать, что мы должны быть благодарны судьбе что живем в 21 веке, имеем паспорт и возможность сами выбирать, где искать работу.

    из Lutsk, Volyns'ka oblast, Ukraine
  • Гость (Виктор)

    Прямая ссылка

    Не забудьте, нам в наследство от СССР еще досталась прописка (регистрация). Мощная привязка к местности, без которой и на работу никак, и по улице не пройдёшь. Из-за неё в Москву проще гастарбайтерам на работу приехать, чем жителю Сибири.

    из Tomsk, Tomsk Oblast, Russia
Лучшая система размещения статей
Besucherzahler seniorpeoplemeet.com
счетчик посещений
Яндекс.Метрика
для детей старше 16 лет